• Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Мужчина и методы его дрессировки (Лилия Гущина)

]]>Печать]]> E-mail
Оглавление
ВСТУПЛЕНИЕ
ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО
МАГИЧЕСКАЯ ЦИФРА «СЕМЬ»
НОЧИ БЕЗУМНЫЕ
РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (1)
КАК Я ДОВЕРЯЛАСЬ ТЕБЕ
РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2)
КОРОЛЕВСТВО КРИВЫХ ЗЕРКАЛ
АХИЛЛЕСОВА ПЯТОЧКА
ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ
ВАШЕ ИМЯ, СЛУЧАЙНО, НЕ ГАЛАТЕЯ?
ОЧАРОВАННАЯ СТРАННИЦА
ПИСАНАЯ ТОРБА
КТО ТАМ ШАГАЕТ ПРАВОЙ?
ОТКРОЙ МНЕ СЧАСТЬЕ — ЗАКРОЙ ГЛАЗА
МЕЖДУ МУЖЕМ И ЛЮБОВНИКОМ
ПТИЦА-ТРОЙКА
КОЛЕЧКО, КОЛЕЧКО, ВЫЙДИ НА КРЫЛЕЧКО
МОЛЧИ, СКРЫВАЙСЯ И ТАИ
У МЕНЯ С НИМ НИЧЕГО НЕ БЫЛО
НЕ ПЛЮЙ В КОЛОДЕЦ
КОТ В МЕШКЕ
КРИМИНАЛЬНАЯ РИФМА
МЭНЫ И МАНИ
ЛИЛИТ И ЕВА
КТО МОЖЕТ СРАВНИТЬСЯ С МАТИЛЬДОЙ МОЕЙ…
КОСТЕР В ТУМАНЕ
АХ, ВОДЕВИЛЬ, ВОДЕВИЛЬ…
НЕ ТОЛЬКО СЕКС
ОХОТА ПУЩЕ НЕВОЛИ
КТО РАНО ВСТАЕТ
ИЗ-ПОД ОПУЩЕННЫХ РЕСНИЦ
КНУТЫ И ПРЯНИКИ
АХ, НОЖКИ, НОЖКИ
И ЧТО ОН В НЕЙ НАШЕЛ?..
НЕУЖЕЛИ ЕМУ МЕНЯ МАЛО?
БУДЬ САМОДОСТАТОЧНА!
ОКЕАН В РАКОВИНЕ
ПАРТИЗАНСКИЕ ТРОПЫ
ВСЕ ПРИ ВСЕМ, НО НЕ БОЛЕЕ
И В СЕРДЦЕ ЛЬСТЕЦ ВСЕГДА ОТЫЩЕТ УГОЛОК
СОВЕРШЕНСТВО СВЕРХУ ДОНИЗУ
ПРОЛОГ ВМЕСТО ЭПИЛОГА

ИЗ-ПОД ОПУЩЕННЫХ РЕСНИЦ

Чуть уловимый, почти неосязаемый привкус порочности — незаменимый способ сохранения твоей притягательности и его чувственности. Это как щепотка корицы в кофе или несколько горошин перца в мясо. Пропорции несоразмеримы — а эффект! Где же его взять, на какой полке любовной кухни хранится крохотный пакетик с надписью: «Привкус порочности. Ползернышка на 60 кг живого веса»? Нет-нет, это вовсе не там, где увесистые пакеты, набитые диковинными позами. И не там, где вместо положенных двоих целая группа товарищей занята составлением сложных акробатических комбинаций. А в самом дальнем и темном уголке, за кофейными чашечками. На свету они заливаются смуглым фарфоровым румянцем. На сервизе надпись: «Стыд». Потому что рождается он, привкус порочности, от преодоления стыда, а не от его отсутствия. Не веришь? Предложи мужу на выбор две картинки: даму в бане и девушку, решившую искупаться в укромном уголке озера. Одна абсолютно уверена в справедливости своей наготы, другая робка и пуглива. За какой он предпочтет подглядывать? То-то.

Не поддавайся на призывы к полной раскованности, не увлекайся формулой «в любви нет ничего запретного». Конечно, нет. Но мужчине об этом знать необязательно. Кладовая запретов, на которой висит замок стыда, — наш стратегический запас. Пожалуйста — можно все уничтожить в один присест, а потом любоваться, как любимый сглатывает голодную слюну, косясь в сторону, и обтянутые юбкой бедра девицы, поправляющей расстегнутые босоножки, действуют на него сильнее, чем твое обнаженное тело в самой соблазнительной позе.

Волнует тайна, волнует табу. Закрой всем женщинам уши и объяви их демонстрацию бесстыдством и порнографией, и через годик-другой мужчину станет колотить от одного взгляда на мочку, от одного прикосновения к ней. Самая потрясающая грудь превратится в обычные молочные железы, если ее созерцать постоянно и беспрепятственно. Проведи несложный эксперимент: устрой месячное солнечное затмение, занимайся с мужем любовью лишь в полной и абсолютной темноте. Когда через тридцать дней в вашей спальне вновь замерцает свечка или ночник, ты получишь если не цунами, то вполне ощутимый всплеск страстности и желания.

Совершенно не важно, кто из партнеров преодолевает (или делает вид, что преодолевает) стыд. В момент близости вы едины. Если у супруга давно нет никаких комплексов, наставь микробарьеров в себе. И успешно рушь их, уступая натиску. Например, обнаружь у себя на теле участочек, прикосновение к которому якобы невероятно сильно на тебя действует, и не разрешай его ласкать, вроде бы смущаясь своей чересчур бурной реакции. Ручаюсь, у мужа с этим местечком завяжется целый роман. И вообще — смущайся чаще. Смущение женщине к лицу. Оно и трогает, и возбуждает.

Остерегайся говорить об интимном с гинекологической открытостью. Сальные анекдоты и ситуации, половой уличный сленг — не для твоих ушей и языка. Когда я слышу из уст женщины выражения типа «она натянула его на себя» или «мы с мужем предпочитаем раком», мне становится страшно неловко и неуютно, хотя я не ханжа и не синий чулок. Мужчины же в сокровенной глубине куда консервативней и пуританистей нас.

Итак, стыд! На кончике ножа. Но — всегда. Исключение: долгая разлука или прощальный вечер. Ну тут уж…