• Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

ОН: Глубинные аспекты мужской психологии (Роберт Джонсон)

]]>Печать]]> E-mail

СЧАСТЬЕ

Гурнамонд сказал Парсифалю, что тот не должен ни соблазнять, ни соблазняться. Мужчина может не только соблазниться своей анимой, но и попытаться сам ее соблазнить. Когда речь заходит о том, что не следует соблазнять свою внутреннюю прекрасную даму, это может означать, что мужчина не должен жить в ожидании хорошего настроения. Ему не следует насиловать свою фемининность. Он может искать полноты, но не хорошего настроения.

Такой момент для большинства людей, теряющих свою активность, в какой-то мере является критическим, пока они не достигнут определенной психологической ясности. Это настроение, которое бьет через край, поднимает человека до небес, раздувает его до огромных размеров, наполовину выходит из-под контроля и которое так часто наблюдается у мужчин, представляет серьезную опасность, ибо содержит в себе только соблазн. Мужчина соблазнил аниму. Он взял ее за горло и сказал: "Ты ведь только и мечтаешь о том, чтобы сделать меня счастливым, или я ошибаюсь?" Несколько позже он сполна за это заплатит, так как закон компенсации говорит, что для восстановления внутреннего равновесия потом обязательно наступит депрессия.

Оказаться во власти "слишком приподнятого" настроения — значит попасть в сети соблазна, которые расставила внутренняя женщина. Вознося человека на головокружительную высоту инфляции, она оставляет на нем внешний отпечаток счастья, к которому он так активно стремился. Но за то, что мужчина поддался такому соблазну, позже придется заплатить полную цену в виде депрессии, вновь опускающей его на грешную землю. В своей жизни мужчина тратит много времени, чтобы покончить с депрессией или освободиться от инфляции. Базовый уровень бытия, который китайцы называют дао, является промежуточным между двумя этими состояниями. Именно на этом уровне существует Грааль, именно здесь можно обрести состояние, достойное называться счастьем. Здесь речь не идет о всеобщем усреднении и всевластии серости; это совсем не то место, где жизнь строится только на основании компромисса. Это царство естественного цвета, истинного смысла и подлинного счастья. Оно ничуть не меньше самой Реальности, которая является нашей средой обитания.

У нашего современника, мужчины западной культуры, складывается превратное представление о том, что такое счастье. Именно поэтому очень полезно и весьма поучительно разобраться в этимологии слова «счастье». Слова «happiness» (счастье) и «happen» (случаться) являются однокоренными, а это может означать, что наше счастье случается, то есть происходит случайно. Люди, живущие в других частях света и не достигшие столь высокого уровня цивилизации, следуют именно такому принципу и при этом живут столь безмятежно, что их спокойствие приводит нас в недоумение. Как индийский крестьянин, которому, по нашему мнению, до счастья так же далеко, как до луны, может чувствовать себя таким счастливым? Или как мексиканский пеон, которому до счастья не ближе, чем индийскому крестьянину, может быть столь безмятежным? Все дело в том, что эти люди владеют искусством быть счастливыми, ибо постигли суть счастья. Оно для них заключается именно в том, что с ними происходит, что с ними случается. Если вы не можете чувствовать себя счастливым в предвкушении ежедневного завтрака, маловероятно, что вас сможет осчастливить что-либо другое.

Индийская мудрость учит, что наивысшей формой почитания богов является состояние счастья. Но в данном случае речь идет о глубинном смысле счастья, а вовсе не о настроении.

Монах-трапезианец Томас Мертон однажды сказал, что монах часто бывает счастлив, но ему никогда не бывает хорошо. Это еще один способ отличать счастье от настроения.

Долгое время я считал, что состояние депрессии подобно состоянию окоченения. Но постепенно стал понимать: настроение — это продукт целенаправленной деятельности бессознательного, и человеку, наделенному высокой степенью осознания, от него можно избавиться только после долгой и кропотливой работы.

Много лет назад я научился воздерживаться от преждевременных переживаний. Если я считаю нужным не заниматься чем-то в понедельник, весь день я должен себя сдерживать, иначе похороню результат, не успев до него добраться. Это тоже разновидность соблазна анимы. Начиная раньше времени извлекать удовольствие, я рискую лишиться его совсем.

В этом заключена суть напоминающей спорт американской жизни. Мы считаем, что обладаем правом на счастье, которое дал нам Бог, и должны постоянно пребывать в хорошем настроении, но так не получается. Я был знаком с двумя мальчиками, которые хотели отправиться в турпоход. Находясь в прекрасном настроении за несколько дней до похода уже от одного своего замысла, они мечтали о том, как хорошо проведут время. Оба были в чудесном, приподнятом настроении. Получилось так, что разные атрибуты их снаряжения сыграли роль Священной Чаши. Мальчики восхищались тем, как остро наточен нож и какая крепкая и надежная веревка. Они испытали все удовольствие от похода еще до того, как в него отправились. Я узнал, что они добрались до озера Тахо, полдня там слонялись, не имея ни малейшего понятия, чем заняться, после чего сели в машину и вернулись домой. Сам поход не дал им ничего. Они соблазнились ощущением полноты жизни, испытав его заранее.

Мы, американцы, хотим постоянно пребывать в хорошем настроении. Мы считаем, что получили от Бога право на то, чтобы добраться до женщины, живущей внутри нас, и взять от нее все, что нам потребуется. Но оказалось, что, встав на этот путь, мы сразу же сталкиваемся с серьезными неприятностями и, когда наши ожидания не оправдываются, мы испытываем разочарование и наше настроение портится.

Некоторые мужчины стараются сохранять ровное и почти стабильное настроение. Это очень изматывает человека. Я никогда не забуду день, когда впервые осознал, что не могу дать волю своему настроению. Это осознание стало для меня откровением. По-видимому, мужчина может быть подвержен влиянию настроения, как простуде. Он лишь должен уметь переносить его, насколько возможно избавив от его влияния других людей. Но сделать это крайне сложно.

Если мужчина хорошо это осознает и достаточно мудр, чтобы суметь отказаться идти на поводу у своего настроения или, по крайней мере, какое-то время не обращать на него внимания, он обладает большим преимуществом. Он не должен превращаться в добычу проникающей из бессознательного Майи. Иногда настроение подкрадывается к человеку совсем незаметно, лишая его возможности осознать, что есть что в этом мире. Мир становится серым и однообразным. Ни в коем случае не следует идти на поводу у своего настроения. Нельзя дать ему себя соблазнить. Не стоит вязнуть в зыбком песке. Это неверный и обманчивый путь — на него очень легко встать, а встав, мы перестаем владеть ситуацией и понимать, что с нами происходит.

Если мужчина болен, он гораздо больше подвержен своему настроению. В состоянии болезни он испытывает недостаток физических сил, а потому более уязвим. Но не следует считать, что он обязательно превращается в раба своего настроения. Человек может чувствовать себя слабым и несчастным и при этом не испытывать никакого унижения. Нам не следует приходить в ужас, потакая своему настроению в состоянии болезни, хотя больному человеку гораздо труднее справиться с плохим настроением.

Часто внешние обстоятельства, особенно отсутствие женщины, которую мужчина может использовать в роли козла отпущения, создают для него нелегкую ситуацию, в которой приходится не обращать внимания на свое настроение. Но по-прежнему на мужчине лежит ответственность за осознание всего, что с ним происходит, поэтому он ни в коем случае не должен приходить в состояние одержимости. Человек, обладающий искусством такого самопознания, способен развить в себе сильное Эго. Мужчина, подверженный своему настроению, становится на какое-то время беспомощным, превращаясь в ребенка в глазах своей внутренней женщины. Он не желает никакого психологического осмысления, ибо жаждет лишь одного: чтобы о нем заботились. Исходя из всего сказанного выше, сильному мужчине следует твердо противостоять влиянию своего настроения, тем самым освобождаясь от своего детства, то есть от материнского комплекса.

Далее следует разобраться с понятием «энтузиазм». Между настроением и энтузиазмом существует очень тонкое, но важное различие. Энтузиазм — прекрасное слово. В переводе с греческого (en-theo-ism) оно означает "иметь внутри Бога". Это одно из самых возвышенных слов в английском языке. Тот, кто имеет внутри себя Бога, обладает большими, никогда не иссякающими творческими способностями. Переполненный собственной анимой мужчина тоже склонен к творчеству, но весьма вероятно, что этот творческий полет закончится еще до конца дня. Следует обладать мудростью, чтобы видеть различие между Богом и анимой. Подавляющее большинство мужчин его не видят. Вы можете просто взглянуть на другого человека, не говоря ни слова, чтобы угадать, потерпит ли он крах в будущем и будет при этом чувствовать, что с ним обошлись незаконно и несправедливо, или же он несет в себе дар Божий и через него сам Бог улыбается людям. Мы часто говорим, что человек находится в хорошем настроении. Смех несет в себе позитивное и творческое начало, если он не вызван настроением. У мужчины есть такой глубокий уровень психики, на котором рождаются смех и то, что нам кажется счастьем, а в процессе своего выражения они сохраняют след этого уровня. Если в какой-то момент мужчина оказался под властью анимы и был соблазнен прекрасной дамой, то его ждет беда!

Это состояние можно заметить, обращая внимание на то, как проявляются личные качества мужчины. Очень вероятно, что он соблазнен, если он нервозен, напряжен, подчеркнуто аккуратен и строг. За это он, безусловно, заплатит свою цену. Более того, прежде чем у него пройдет это состояние, он заставит заплатить ее всех, кто находится в пределах его досягаемости. Если же мужчина в прекрасной форме и держится легко и непринужденно, это может быть настоящее, реальное счастье, которое прорывается на поверхность, — и в этом случае мужчина совсем не нуждается в жалости.

Как правило, влиянию настроения подвергаются интеллектуально развитые мужчины. Если на его состояние не укажет находящаяся рядом женщина, он почувствует его сам. Возможно, где-то на полдороге он вдруг захочет переосмыслить происходящее и скажет: "Постой, давай еще раз это обсудим". В подавляющем большинстве случаев так и происходит, если его жена до того не сказала: "Послушай, дорогой, не кажется ли тебе, что нам стоит еще раз это обдумать?" Ибо иначе, разумеется, он бы об этом не подумал.

Находясь в обществе колкой женщины, мужчине вдвойне трудно преодолеть свое настроение. Как правило, ее присутствие может только усугубить ситуацию. Находясь в плохом настроении, мужчина действительно испытывает сильное напряжение. Он нуждается в реальной помощи: не в колкости женщины, а в ее поддержке. Вполне возможно, что он не поблагодарит ее вслух за эту помощь, но в душе будет ей очень благодарен.

Когда женщине приходится иметь дело с мужчиной, находящимся в плохом настроении, она обычно совершает много ошибок. Как правило, сразу же проявляется ее анимус и заявляет, создавая напряженную ситуацию: "Посмотри внимательно, это же абсолютная чепуха. С ней пора кончать. Мы ведь уже по горло сыты нашим самым лучшим в мире рыболовом".

Но такие слова лишь подливают масла в огонь. Затем следует обмен «любезностями» между анимой и анимусом, и возникает реальная угроза разрыва. Оба оппонента находятся по разные стороны богини Майи: кто по правую руку, кто по левую, и с уверенностью можно сказать, что сегодняшний день для них уже потерян.

Однако момент истины заключается в том, что женщина может разрядить ситуацию и спасти отношения, если, находясь в соответствующем этому состоянии, она захочет это сделать. Став более женственной по сравнению с овладевшей мужчиной фемининностью, она может снять его напряжение. Но это чрезвычайно трудная задача. Как правило, автоматическая реакция женщины на происходящее проявляется в том, что она вынимает меч своего анимуса и начинает рубить сплеча. Но если женщина сможет в общении с мужчиной сохранять спокойствие и удерживаться от критических замечаний, воплощая в себе истинную женственность, он сразу выйдет из-под власти своего настроения, едва к нему вернется достаточно здравомыслия, чтобы оценить всю тонкость и пикантность ситуации. Но такое поведение потребует от женщины ясного сознания и развитой и зрелой фемининности, появляющихся в результате многочисленных поединков с драконами, в которых ей приходилось отстаивать свое внутреннее женское королевство или царство. (Грустно осознавать, как жалко выглядит наше барахтанье в терминологии при желании найти подходящее выражение для женского варианта слова «kingdom», ибо соответствующего аналога «queendom» в английском языке просто нет.)

В подобном случае жена может оказать огромную помощь, максимально проявляя свою фемининность. В этот момент она должна обладать достаточной зрелостью и теми качествами, которые делают женщину достаточно сильной, чтобы противостоять фальшивой и капризной фемининно-сти, овладевшей мужчиной. Очень вероятно, что именно эту фемининность мужчина будет на нее проецировать, абсолютно уверенный в том, что женился на ведьме, которая является единственной причиной его плохого настроения. Может случиться, что она действительно спровоцировала его настроение, но, вместо того чтобы сводить с ней счеты, мужчина должен разобраться с женщиной, находящейся у него внутри.

Природа анимы и анимуса в самой примитивной форме, характерная для психологии многих из нас, проявляется и оживает в проекции. Поэтому мужчина, подверженный плохому настроению, обычно заявляет, что его замучила жена. Если его внутренняя женщина находится в ярости, весьма вероятно, что близкая ему женщина тоже придет в ярость, которую может не осознавать. С другой стороны, если мужчина находится в ладу со своей внутренней женщиной, у него нет проблем в общении с той, которая находится с ним рядом.

Женщина гораздо лучше управляет своим настроением. Более того, она даже может применять его для воздействия на мужчину. Она обладает возможностью «пробовать» каждое настроение по очереди и смотреть, какое из них лучше подойдет. В зависимости от ситуации в разгаре событий она может изменить свое настроение. Такая способность управлять своим настроением у мужчины отсутствует; фактически оно ему почти неподвластно. В "департаменте чувств" свободно ощущают себя многие женщины и лишь некоторые мужчины. Когда женщина требует от мужчины, чтобы он так же, как она, умел управлять своим настроением, а у него это не получается, возникает много осложнений. Тогда ей следует научиться относиться с пониманием к этому различию и дать мужчине какое-то время, чтобы освоиться в "департаменте чувств", или даже немного помочь ему.

Женщины, которым приходится иметь дело с экзотическим, так называемым идеальным или образцовым мужчиной, не должны смущаться, когда у него плохое настроение, ибо в этом состоянии он становится абсолютно беспомощным. Он нуждается в поддержке. Если и существует одно-единственное правило, которое женщина должна знать, выходя замуж, оно состоит в следующем. Если мужчина подвержен своему настроению или, попросту говоря, если на него что-то «нашло», женщине на какое-то время следует воздержаться от любых суждений и критики при условии, что она может это сделать. Спустя какое-то время, когда муж придет в себя, они смогут вместе обсудить, что с ним случилось. Такую выдержку женщине проявить очень трудно, но если она вспомнит, что его настроение — это в первую очередь его проблема, а не ее недостаток, то, как правило, она найдет в себе мудрость переждать какое-то время до более подходящего момента, когда можно будет понять, в чем именно состоит суть проблемы.

Мужчине не следует надеяться, что он никогда не будет подвержен своему настроению. Тем не менее ему следует иметь в виду, что при одержимости своим настроением он не теряет возможности выйти из этого состояния. Просто сказать себе: "На меня напала моя анима", — это уже частично себя контролировать. Если же он при этом скажет жене: "У меня плохое настроение. Ты здесь абсолютно ни при чем. Я хочу немного побыть один", то окажет ей огромную услугу. Такой простой поступок поможет ему освободиться от своего настроения. Как только мужчина осознает, что одержим собственным настроением, полдела уже сделано.

Отношения Парсифаля с Бланшфлер могут служить идеальным примером. Бланшфлер для Парсифаля воплощает идеал прелести и одухотворенности. Между ними не произошло ничего дурного. Это идеальные отношения с анимой. Поэтому, если вы хотите научиться находить контакт с любопытной и загадочной внутренней фемининностыо, поучитесь этим отношениям у Парсифаля и Бланшфлер, его прекрасной дамы. Начиная с этого момента на протяжении всего мифа он служит только ей и все делает для нее.

В конце жизни Гете сделал изумительное наблюдение: предназначение мужчины — служить женщине, и тогда она будет служить ему. Разумеется, он имел в виду внутреннюю женщину, музу. Муза — это олицетворение красоты, духовности и нежности фемининности всей нашей жизни. Прекрасно, что одна часть нашей сущности служит другой.

Недавно я прочитал груду статей, написанных представителями нового феминизма. Меня очень покоробило то, что основной общей идеей было требование отказа женщины от своей традиционной женской роли служения мужчине. По мнению авторов, женщина должна сбросить с себя оковы рабства. В какой-то степени это действительно необходимо, но, с другой стороны, это может привести к фатальным последствиям. Мы все должны служить друг другу. Это в идеале. Иначе мы не добьемся ничего. Ни один человек не может жить без другого человека, его любви, заботы и силы.

Понимая это, Парсифаль установил с Бланш-флер правильные отношения. Он посвятил себя ей; он лежал с ней рядом: голова к голове, ступня к ступне, но не соблазнял ее, и она не соблазняла его. Он был предан ей целиком. Он ей служил. Он был к ней близок. Нет никаких запретов, налагаемых на близость мужчины со своей внутренней фемининностью: чем ближе, тем лучше. Но здесь существует тонкая грань, и ее нужно всегда ощущать, не допуская никаких соблазнов, или вам никогда не увидеть Священной Чаши. В этом Парсифаль оказался весьма успешен.