• Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

ОН: Глубинные аспекты мужской психологии (Роберт Джонсон)

]]>Печать]]> E-mail

Глава 5. Годы бесплодных скитаний

Вернемся к Парсифалю. Он покинул замок Грааля, и навесной мост за ним исчез, как только копыто коня Парсифаля последний раз коснулось его поверхности.

На пути ему встретилась женщина, полная скорби, сидевшая около тела своего возлюбленного рыцаря, убитого из ревности разъяренным рыцарем дамы из шатра. Возмущенный посещением Парсифаля, ее рыцарь в бешенстве выскочил из шатра и убил первого встречного, которым и оказался этот несчастный. Получилось, что смерть убитого рыцаря целиком лежит на совести Парсифаля, в чем его сразу обвинила скорбящая дама.

Она спросила, где он был все это время. Тот ответил, что находился неподалеку, в одном замке. Она удивилась: на протяжении тридцати миль нет ни одного замка. Когда он описал ей замок, она сразу воскликнула: "Так это был замок Грааля!"

Она рассказала ему о чудесном замке, в сердцах укоряя его за то, что он не задал вопроса, который обязательно следовало задать. Замок Грааля не освободился от тяготеющего над ним проклятия, а Король-Рыбак по-прежнему продолжает страдать от боли. Все это, по ее мнению, лежит на совести Парсифаля. Она перечислила его грехи, заявив, что рыцарей по-прежнему будут убивать, женщины будут тосковать в одиночестве, земля — пустовать, Король-Рыбак — страдать, дети — терять родителей, и во всем этом виноват Парси-фаль, потому что он не задал главного вопроса.

Она поинтересовалась у Парсифаля, кто он такой. До этого его имя в мифе не упоминалось. Он выпалил, что его зовут Парсифаль. До тех пор, пока Парсифаль не попал в замок Грааля, у него не было представления о том, кто он такой. Он не имел ощущения личностной идентичности, но после пребывания в замке Грааля это ощущение у него появилось.

Парсифаль продолжал свой путь. Спустя какое-то время он добрался до шатра, где впервые повстречался с прекрасной дамой. Она сидела на ковре и горевала. После визита Парсифаля ее рыцарь перестал ее боготворить. Дама стала умолять Парсифаля как можно скорее уйти, испуганная тем, что, застав его в шатре, рыцарь на этот раз точно его убьет. Она, в свою очередь, тоже стала его укорять за молчание в замке Грааля. Как только рыцарь прекрасной дамы вернулся в шатер, Парсифаль вызвал его на поединок и, победив, отправил ко двору короля Артура. (В этом мифе ко двору короля Артура направляется бесконечная вереница побежденных Парси-фалем рыцарей. Очень важно заметить, что невроз не прекращается до тех пор, пока мы в себе что-то не преодолеем.) В слезах прекрасная дама поведала Парсифалю, что полученный в замке Грааля меч сломается в первом же бою и станет ни на что не годен. Объяснив, что обновить его может только тот кузнец, который его ковал, она добавила: "Если кузнец перекует этот меч, он уже никогда не сломается".

Таков путь, который проходит каждый мальчик. Маскулинность, которую он проявляет сначала, переходит к нему от отца. Она его подведет сразу же, как только он попытается ее продемонстрировать. Желая походить на мужчину, он пытается поступать, как отец, но из этого получается только жалкая имитация. Чтобы восстановить маскулинность, возникает необходимость в другом отце — духовном или крестном. Тогда все встает на свои места: маскулинность будет постоянно ему сопутствовать и служить опорой всю оставшуюся жизнь.

В это время при дворе короля Артура собралось такое количество рыцарей, побежденных Парсифалем, что в замке возник переполох; у всех на устах было имя героя, который до сей поры оставался неизвестным. Все с нетерпением ожидали приезда Парсифаля к королю Артуру, желая устроить в его честь пир. Но никто не имел ни малейшего понятия, где именно находился герой. Поэтому сам Артур отправился на его поиски. Он поклялся не спать две ночи подряд в одной постели, пока не найдет величайшего героя и самого знаменитого рыцаря всех времен. Что касается Парсифаля, тот остановился совсем неподалеку от замка, но Артур об этом даже не догадывался.

Затем происходят весьма любопытные события, пожалуй, самые удивительные во всем мифе. Высоко в небе, прямо над замком, сокол напал на трех гусей и одного из них ранил. На белый снег упали три капли крови. Увидев это, Парси-фаль сразу вспомнил о Бланшфлер, о которой он к тому времени совсем забыл. Парсифаль постоянно и очень быстро забывал о тех, кто исчезал из его поля зрения. Сколько подростков испытывают внезапное озарение, возвращаясь домой: "Боже мой, я обо всем забыл! Я почему-то отвлекся и совершенно выпустил это из вида!"

На снег упали всего три капли крови, а Парсифаль, вспомнив свою прекрасную даму и свою влюбленность в нее, впал в любовный транс. Он сидел, не шелохнувшись, глядя на алую кровь на белом снегу. В этот момент к нему подъехали два воина короля Артура. Узнав его, они попытались убедить его вернуться в замок короля

Артура. Не выходя из любовного оцепенения, обладавший огромной силой Парсифаль скинул с коня сначала одного из них, а затем и другого. При падении второй воин сломал себе руку. Им оказался тот самый придворный, который обидел девушку, не смеявшуюся шесть лет. Помните, в тот момент, когда она засмеялась, один из придворных ее ударил, а Парсифаля толкнул в огонь? Юноша поклялся ему отомстить. Неожиданно в мифе начинают сходиться концы с концами. Честь дамы восстановлена!

Прошло время, и появился третий рыцарь по имени Гавейн. Он весьма деликатно и вежливо предложил Парсифалю вернуться вместе с ним в замок короля Артура. Тот согласился.

Другая версия этого любопытного фрагмента мифа состоит в том, что капли крови исчезли из вида, как только взошло солнце и растопило снег. Тогда Парсифаль осознал, что снова готов действовать, и направился ко двору короля Артура.

Перед нами довольно странный фрагмент, в котором смешалось все: Бланшфлер, три капли крови и внезапный выход Парсифаля из оцепенения. Если бы солнце не растопило снег и капли крови не исчезли, Парсифаль, наверное, по-прежнему бездействовал бы.

В мифологии и сновидениях очень информативны числа. Вы помните, сколько раз встречается в замке Грааля число четыре? На символическом языке нам сообщается, что замок Грааля — это место, имеющее четверичную природу, где существует целостность. Число четыре символизирует полноту, умиротворение, стабильность, вечность.

Число три, наоборот, является символом настойчивого стремления, неполноты, беспокойства и страстного желания. По-моему, можно усмотреть некую игру полноты в переживании Грааля и отсутствия этой полноты в скоротечных неземных отношениях Парсифаля с Бланшфлер. Оба переживания очень ценны, но мне кажется, что отношения с Бланшфлер несут в себе хотя и сильные, но все же односторонние переживания, тогда как переживанию Грааля присущи целостность и полнота.

Когда единичность противопоставляется троичности, например, сражение одного противника с тремя, закон полноты требует либо дополнить три до четырех, либо сократить до единицы. Таковы возможные варианты развития существующей структуры. Парсифаль не может вернуться в замок Грааля, ибо нельзя просто так перейти от символизма числа три к символизму числа четыре. Все, что он в состоянии сделать, чтобы продолжать действовать, это свести числовой символ к единице.

Когда единичный символ не в состоянии разрешить возникшее противоречие, для успешного развития следует несколько ограничить его рациональный смысл. Если по мере приближения к следующему символическому числу возникает определенный прогресс, нет ничего лучше. Но если этого не происходит, символическое содержание несколько регрессирует, чтобы на какое-то время сохраниться, а затем продолжать свое развитие.

Два — это «плохо», ибо дуализм лишен перспективы. Один и четыре — «хорошие» символы. Два и три символизируют затруднения, нестабильность и неполноту, этапы, через которые человек должен пройти. С одной стороны, они абсолютно необходимы, с другой — нельзя слишком долго на них задерживаться. Парсифалю, не соответствовавшему четверичности замка Грааля, теперь следовало примириться с троичностью жизни здесь-и-теперь. Его любовь, его рыцарские идеалы, его служба при дворе короля Артура — все эти обстоятельства, имеющие отношение к жизни здесь-и-теперь, полностью подчинили его себе. Никто не мог повернуть его на путь, ведущий к замку Грааля, до тех пор, пока он не пройдет земной путь, предназначенный ему судьбой.

Когда в жизни доминирует троичность, наступают тяжелые времена; тогда три либо должно уменьшиться до единицы, либо увеличиться до четырех. Троичность или ее символ, который воспроизводится сознанием, невозможно выдержать очень долго из-за крайнего напряжения потребностей, не находящих удовлетворения. Если человека раздирают противоречия, которые парализуют его деятельность, ему следует либо сделать прорыв вперед и, испытав просветляющее воздействие инсайта, достичь четверично-сти, либо, наоборот, ограничить свое сознание, чтобы просто выжить.

Можно попробовать приложить этот числовой символизм к христианскому учению о Святой Троице. Это непростой вопрос, и здесь я бы не стал заходить слишком далеко. Однако взгляд на троичность мужской природы и Божественного воплощения мне кажется неполным. Для достижения целостности и стабильности троичному символу воплощения Бога необходимо превратиться в четверичный. Существовавшая во все времена троичная символика содержала в себе некий внутренний конфликт или даже конфронтацию, поэтому какое-то время спустя в ней что-то утратилось. Отвергнутая часть позже появилась в образе дьявола. Можно указать на определенную закономерность: если в духовной жизни нами отвергается нечто составляющее духовную целостность, это отвержение оборачивается против нас. Юнг отстаивал эту точку зрения, полагая, что из христианской Троицы исключена темная, фемининная часть жизни. Нечего удивляться ее возвращению в образе хтонического дьявола, который стремится к тому, чтобы получить над нами власть.

Мы живем в эпоху перехода человеческого сознания от приоритета символизма троичности к приоритету символизмачетверичности. Возможно, в этом заключается одна из наиболее глубоких причин хаоса, в котором пребывает современный мир. Наши современники, ничего незнающие о числовой символике, часто видят сны, в которых число три превращается в четыре. Это может свидетельствовать о происходящей эволюции сознания. Можно предположить, что существует некоторое смещение от строгой, абсолютно маскулинной концепции конечной реальности и троичности Бога к концепции символизма четверичности, который включает в себя элемент фемининности наряду с многими другими, не нашедшими места в идее стремления к совершенству.

Может показаться, что в настоящее время Божий промысел состоит в том, чтобы заменить образ абсолютного совершенства образом полноты и целостности. Подразумевая идеальную чистоту, совершенство исключает наличие недостатков, темных пятен или неясностей. Целостность включает в себя даже темноту, но соединяет и сочетает в себе темные и светлые элементы. Самый общий смысл христианства состоит в страстном стремлении к добру и совершенству, целостности и полноте. Стремление к целостности — прекрасное желание, постоянно приводящее нас к парадоксу. У меня нет полной уверенности в том, что сейчас человечество может непосредственно реализовать это желание, но есть вера в то, что рано или поздно это произойдет.

Юнг был абсолютно прав, отмечая, что в догмате 1950 о телесном вознесении Девы Марии на небеса, по существу, содержится положение о четверичности. Сегодня Дева Мария не только духовно, но и телесно обитает в Царствии Небесном. В буквальном понимании это абсолютная бессмыслица, но психологический смысл включения неземной женственной сущности в Божественную Троицу очень важен. С этого момента Бог уже не триединая сущность, состоящая только из мужских элементов, ибо к ним добавлен четвертый, фемининный элемент. Будучи осмысленной позже, фемининность оказалась вполне подходящей для пребывания в Царствии Небесном вместе с Богом. Юнг ликовал, узнав о существовании догмы о телесном вознесении Девы Марии на небеса. Но это было и прошло, в основном забыто и вряд ли кем-то замечено. Однако свидетели этого неординарного события давали церкви какую-то надежду. К Троице добавилась фемининность, последний элемент четверичной системы. Если мы увидим в этом некую закономерность и обратим на нее внимание, то обретем надежду на будущее.

Как только четвертый элемент придал системе значение и смысл, в ней исчезла внутренняя враждебность. Враждебность появляется лишь при исключении четвертого элемента. Тогда, стремясь оказаться на своем месте, он начинает ломиться в дверь и, совершенно естественно, кажется нам дьяволом. Дьявольские черты мы придаем только тем элементам, которые исключаем. В этом суть основного закона: то, что отвергается человеческой психикой, становится ей враждебным. Понимая это, человек понимает и то, как справиться с такой динамикой.

Что же касается мужчины, для него зло часто сосредоточено в феминишюсти. Лишенная внимания фемининность нередко превращается в ведьму. В средние века много темного и таинственного в отвергаемом содержании психики относилось к ее фемининной части, что и привело к так называемой "охоте на ведьм". На кострах инквизиции в Европе сгорело более четырех миллионов женщин. Это объясняется тем, что темный фемининный элемент люди воспринимали крайне негативно. Сейчас же мы, затаив дыхание, следим за тем, как этот, по-видимому, опасный элемент может быть включен в общую организацию психики. Этого нельзя делать необдуманно, ибо присоединение отвергнутой ранее части — весьма непростая и даже опасная операция. Если человек долго враждовал с волком, он не может в один прекрасный день отворить перед ним дверь и сказать: "Ну, давай, заходи".